Книга — про фашистов и евреев, про детей и родителей, про жизнь и смерть, а главное — про силу слов. Книга о войне, но без военных действий как таковых. В ней рассказывается о судьбе простых людей, а повествование ведет Смерть. 

Эта история разобьёт сердце как подросткам, так и взрослым. — Bookmarks Magazine

Январь 1939 года, Германия. Самое начало Второй мировой войны, повсюду нищета, голод. Маленькая Лизель Мемингер едет с мамой на поезде к будущим приемным родителям. По дороге у нее умирает младший брат, и когда они останавливаются, чтобы похоронить его, Лизель крадет свою первую книгу…

300px-Buchenwald_Prisoners_83718

22735

С этого все и начинается. Лизель не умеет читать, книга для нее — последние воспоминания о брате и маме. Но приемный отец — Ганс Хуберман — учит ее читать и открывает ей двери в чудесный мир слов. Детство Лизель хоть и было омрачено войной, но у нее были родители, пусть приемные, но по-своему любящие, школьные приятели, мальчишка, влюбленный в нее, и, конечно, лучший друг. Другом для уже юной Лизель станет еврей по имени Макс, спасенный от фашистов и укрытый в подвале Гансом Хуберманом. Она украдет еще несколько книг, в том числе и запрещенных, чудом уцелевших и спрятавшихся в пепле от публичного сжигания «запрещенной литературы». Стащит книги из библиотеки жены местного мэра. Получит в подарок от своего тайного друга книгу, написанную в честь нее и о ней, и, наконец, напишет свою. Это не слишком длинная, но жутко увлекательная история, «в которой, среди прочего, говорится: об одной девочке, о разных словах, об аккордеонисте, о разных фанатичных немцах, о еврейском драчуне и о множестве краж».

holokost_rumynia

История интересна сама по себе, но, приправленная иллюстрациями Труди Уайт и необычным языком, она превращается в шедевр. Кажется, что у Зузака не существует стандартных понятий о прилагательных, потому что все его пейзажи находятся вне обычных рамок сравнения и описания.

«Один из них был книжным вором. Другой воровал небо..»

«Они просто вместе шли домой: ноющие стопы, усталые сердца.»

«Я смотрел, как небо становится из серебряного серым, потом — цвета дождя. Даже облака старались смотреть в другую сторону.»

Атмосфера будто пропитана меланхолией и чернотой, но, как уголек, она еще хранит в себе лучинку тепла и оставляет в нас надежду на лучшее. Над «Книжным Вором» можно и нужно плакать, его необходимо перечитывать и советовать всем.

«Книжного вора» будут превозносить за дерзость автора… Книгу будут читать повсюду и восхищаться, поскольку в ней рассказывается история, в которой книги становятся сокровищами. А с этим не поспоришь.

— New York Times

Понравилась статья? Хм… А может, нет? Комментируй!