«Ты знаешь, что на бретонском кельтском означает «Керуак»?
Кер значит «дом», уак значит «пустошь»… Дом на Пустоши.
Твой
Джеки Мурхаус
Джек
Поцелуй Ням Ширли
и Зефирчиков
и Монашеское Рагу
и Экстазный Пирожок».


Он имел особенность печатать свои произведения не на листах, а на бумажных рулонах, намеренно игнорируя пропуски и пунктуацию. Это были потоки мыслей, пропущенные через голову – пишущую машинку, никогда не знаешь, когда именно прекратится течение. Говорили, он усаживался за стол, ставя рядом кофейник и пепельницу, а после, закинувшись бензедрином, мог безостановочно печатать несколько дней подряд, как заведенный. Потом падал на постель и отсыпался, но после пробуждения снова продолжал работать в прежнем темпе. Так он написал три свои главные книги. Руками, что не знали покоя, руками работяги-крестьянина, за которые критики не раз обзывали его неандертальцем.
«Эй, неандерталец! Неандерталец с пишущей машинкой!» — кричали они ему вслед.

Роман «В дороге» написан Джеком Керуаком на основе реальных событий и пережитых автором впечатлений (впрочем, как и все остальные его произведения). В 1946 году происходит знаменательная встреча Керуака с Нилом Кэссиди – молодым человеком, с которым он моментально находит общий язык и устанавливает близкую связь. Вместе они объездили весь континент, с легкостью безумцев меняя жен, попутчиков и машины. Так, образ Нила воплотился Керуаком на страницах его романа «В дороге». Дин Мориарти – бабник, весельчак и пропойца, вобрал в себя черты не только отдельного человека, но и всю сущность свободного духа того времени. «…и до сих пор он едет на своем дребезжащем «мустанге» по дороге, которая не кончится никогда». (из аннотации к книге).
Роман «В дороге» до сих пор считается ведущим произведением в культуре бит-поколения.

«Первый редактор романа «В дороге» любил вспоминать, что более странной рукописи ему не приносили никогда. Здоровенный, как лесоруб, Керуак принес в редакцию рулон бумаги длиной 147 метров без единого знака препинания. Это был рассказ о судьбе и боли целого поколения…» (с)

Позже Джек Керуак пояснил, с чем было связано столь диковинное оформление его книги. Он говорил, что намеренно не разделял роман на страницы, как полагается. Рулон символизировал ту самую дорогу, когда события и люди следуют по очереди, сменяя друг друга так же, как в жизни. Этот прием был нужен для того, чтобы читатель сумел прочувствовать то самое движение, будто он сам сидит рядом с Дином на скрипучем сиденье его «мустанга».

Керуаку суждено было стать королем нового движения, хотя сам он категорически отрицал стереотипность восприятия его творчества. Не «дикость и бесшабашность» он прославлял, не «анархию и призыв к революции». Герои Джека Керуака не жестокие, они никому не желают зла, к тому же абсолютно аполитичны. Это люди, которые не хотят играть в игры, эти люди хотят быть собой. Тот романтический дух, воспетый писателем, был не просто отражением мыслей группы безумцев, но целого поколения, того, что было, есть и непременно будет потом, ибо «рюкзачная революция» наступит.
«Читатели зациклились на образе, интерпретируя его совершенно неправильно. И никто не обращает внимания на то, что скрывается за всем этим на самом деле.
Откуда эта бешеная энергия Дина Мориарти? А безумство Джафи Райдера, что ищет просветление в горах Европы? «Они отчаянны. Они полностью выжили из своего ума, и они все так безудержно одиноки».

Одиночество правит балом. Одиночество — и есть мы, и наше «разбитое поколение» до сих пор живо.И что же нам с этим делать? Ответ простой:
«Не шелохнись, чувак, возврати себе любовь к жизни и сойди с этой горы и просто будь — будь — будь бесконечными плодородностями единого разума бесконечности. Ничего не говори об этом, не жалуйся, не критикуй, не хвали, не признавай, не остри, не выстреливай звездочками мысли, просто теки, теки, будь собою всем, будь собою какой ты есть…» (с) Джек Керуак